Тула ушедшего века

Подписка на новости

Одежда и быт туляков в XX столетии

Одежда туляков в 1950-е годы ХХ века. Часть 1

Пятидесятые годы ХХ века - особый период в жизни советского народа. В небольшом с исторической точки зрения  отрезке времени  (одно десятилетие!) в обществе произошли большие изменения, переход от сталинского тоталитаризма к относительной свободе хрущевской оттепели. Некоторое ослабление идеологического давления в обществе привело  к довольно заметным изменениям, прежде всего в повседневной жизни советских людей. В эти годы стремительно меняется эстетикаоблика жителя СССР. Одежда,  занимающая существенное место в  жизни человека, изменилась наиболее быстро.  За десять лет произошел   большой скачок  в дизайне повседневной одежды. Это был почти революционный переход от господствовавшего в начале 50-е годов  довоенного стиля с элементами советской массовой одежды  до западного стиля «нью лук» конца 50-х годов, с его стремлением к  простоте форм и силуэтов.

В 50-х годах Тула была крупным промышленным городом  с типичным социальным составом населения, характерным для подобных городов Центральной России. Повседневная жизнь Тулы отличалась от жизни в Москве и Ленинграде. Была  она неспешной, размеренной, примитивной  и провинциальной. Черты провинциальности можно было увидеть  в быту, развлечениях, одежде туляков.  Во многом скудную жизнь нашего провинциального города определял дефицит продуктов и товаров широкого потребления, одежды и обуви.

Хотя после окончания Великой Отечественной войны прошло уже пять лет, на улицах Тулы встречалось много людей одетых в военную форму. Шинели, гимнастерки со споротыми погонами, шапки, фуражки, галифе, сапоги встречались в уличной толпе довольно часто до середины 50-х годов. Из-за дефицита тканей и одежды, тулякам приходилось донашивать  армейское обмундирование и в мирное время.

Кроме того в это время часто применяли  и перелицовку ткани. Добротная советская   ткань, изношенная с лица, имела вполне приличную, почти новую изнанку. Ткань перелицовывали, то есть использовали изнаночную сторону как лицевую. В результате такой «операции» получалось вполне приличная, почти новая вещь. Когда же вещь окончательно изнашивалась, ее не выбрасывали, а перешивали. Из остатков сохранившейся ткани шили одежду для детей и подростков. Если ткани не хватало, то ее комбинировали с другой тканью, иногда контрастной по цвету. Куртки, сшитые из частей старого папиного пиджака и  маминой юбки, часто можно было видеть в послевоенное время на детях и подростках.    

На улицах города  встречались люди одетые в одежду, преимущественно темных тонов и примитивных фасонов. Примером такого фасона одежды служит мужское демисезонное пальто. Сшитое из толстого драпа, утепленное ватой, с большими, вместительными карманам, с большим воротником, оно хорошо подходило для нашего климата, было функционально продумано, но  не было  красивым  и модным.  

Интересно, что на протяжении 50-х годов в одежде господствовал довоенный стиль 30 – х годов. Мужчины носили двубортные и однобортные  костюмы полуприлегающей классической формы,  широкие брюки с манжетами,  сшитыми из однотонных и в полоску тканей. Костюм дополнялся галстуками, как правило, в полоску.  В это время  у рабочих Тулы  сформировался  особый  стиль повседневной одежды. Он состоял из фуражки – шестиклинки, демисезонного пальто или непромокаемого темно-синего  плаща, широких  (32 см !) прямых брюк и грубых  ботинок с тупым носом.                      

Одежда интеллигента отличалась лишь двумя элементами    - галстуком и шляпой. Фетровую шляпу в Туле было достать трудно. В магазины  шляпы почти не завозили. Но все же,  купить шляпу, как впрочем, и другие дефицитные вещи, можно было на «толкучке»,   которая  находилась тогда  на территории сегодняшнего Центрального рынка. На «толкучке» можно было купить все, что было в дефиците. А в дефиците было все. Какого-то четкого разделения мест по ассортименту на рынке не было. Рядом  с  сапогами торговали    отрезами ткани, мужские кальсоны  соседствовали с  посудой  и  мехами. Громкий шепот: «Милиция!» приводил толпу в движение. Кто-то начинал запихивать вещи в сумки, кто-то прятал  под пальто.   Все торговавшие на «толкучке» как можно быстрее хотели ее покинуть. Рейды милиции по «толкучке» были регулярными. Так милиция боролась со спекулянтами, то есть теми, кто превратил торговлю дефицитными вещами в источник обогащения и карманниками. Уличенный в спекуляции мог получить по законам того времени большой срок. После того как милиция уходила с рынка, торгующие возвращались. Но теперь они группировались по  предметам торговли. В одном месте собирались те,  кто  торговал валенками; в другом  - шерстяными вещами и т.д.

Тула, парк. Молодой человек на волейбольной площадке в носках на резинке. На рынке можно было купить самые необходимые  предметы одежды. Например, подтяжки для носков. Стоили они в магазине копейки, но из-за дефицита на «толкучке» за них приходилось платить целый рубль. Подтяжки для носков - вещь в 50-х годах крайне необходимая в мужском гардеробе. Это было единственное средство, поддерживающее  носок на ноге и  не дающее ему сползти вниз.  В это время  (для молодого поколения это прозвучит откровением)  носки выпускали без резинок. Чтобы носки не спадали, их сворачивали на щиколотке валиком, но все равно ходить в таких носках было неудобно, не говоря уже о том, что выглядело это крайне некрасиво. Проблему со сползающим носком  решали  подтяжки для носков. Они представляли собой широкую резинку, которая закреплялась под коленом. К этой резинке прикреплялась  другая резинка с клипсом, к которому и крепился носок. Носки на подтяжках действительно не спадали, но  подтяжки пережимали икры и ноги быстро уставали.  Мужчины  50-х годов не любили подтяжки для носков и поэтому при удобном случае (например, летом) предпочитали обходиться без носков.

В 50-е годы  среди женщин интеллигентных профессий  были популярны жакеты с юбками, к которым подбирались блузы или комплект из блузы и юбки, популярный еще в начале ХХ века у  конторских барышень и учительниц.  Платья предпочитали носить работницы  фабрик и заводов.  Предпочтение  платью перед костюмом, работавшая в 50-е годы на Патронном заводе, жительница Пролетарского района объясняла так: «Некогда нам было наряжаться. Платье надела  и одета».  Женские платья  в основном были приталенные, в силуэте повторяющие  повернутые вершинами друг к другу, треугольники. Некоторые элементы модного фасона 30-40-х годов просуществовали в  женской одежде тулячек довольно долго. Так, например, плечики (портные называли их «котлеты»), которые делали из ваты и грубой парусины, и от которых на Западе отказались еще в 1947 году, присутствовали в одежде тульских модниц до конца 50-х годов. Многие наряды в 50-е годы женщины шили самостоятельно. Выкройки, которые   делали обычно из старых газет, берегли с особой тщательностью, они были предметом  обмена  между девушками. Жительница Заречья  вспоминала, что примерно в 1955 году   местные девушки стали шить нарядные  платья с особо расклешенной  нижней частью, получившей название «солнце-клеш» и пышными рукавами-«фонариками». Длина таких платьев  стала ниже колен, что вызвало одобрение женщин старшего поколения, помнившие еще длинные платья «в пол» начала ХХ века.

Если позволяло материальное положение, то одежду шили у портних, которые шили одежду нелегально и их в любой момент могли арестовать за частную предпринимательскую деятельность, практически полностью запрещенную в СССР. Заказать изделие у портних можно было только по рекомендации постоянных клиентов. Обычно, как в шпионских фильмах звучал пароль «я к вам от Нади», и только после этого портниха начинала обговаривать детали заказа.  Наиболее известными в Туле были портниха  Клава с Нижне-Пробной. Шила она все, и детскую и взрослую одежду, правда невысокого качества.   Знали в Туле Колю с Площадки, где он работал закройщиком в пошивочной мастерской, а дома для получения дополнительного дохода шил мужские костюмы. Его костюмы были хорошо сшиты, если заказчику повезло попасть в период между запоями. Если же заказ попадал под запой, то ждать обещанный костюм приходилось долго.

Многие тулячки рассказывали, что где-то на Гоголевской жила портниха Вероника, добавляя при этом шепотом, что была она «из бывших». Шила она великолепные платья, не раскраивая, а драпируя ткань на фигуре. Вполне возможно, что это была всего лишь легенда, возникшая  как  воспоминание об опыте первого советского дизайнера одежды 20 годов ХХ века Н.Ломановой, которая  шила  платья на основе драпировки ткани.

Читать еще

Подписка на новости

Форма входа