Тула ушедшего века

Подписка на новости

Описание видов Тулы 1856 года. Н.Ф. Андреев

Вид Кремля с северной стороны и кривого моста

Вид Кремля и набережнойДавно, давно миновалось то доброе, старое время, когда, по уверению Гваньини, «русские горожанки, гуляя в праздничные дни (в будни наши домосидцы, как говорит Арцыбашев, сидели за прялкой и занимались только касающимся до пряжи), русские горожанки тешились скаканием на досках, вертением себя на круговых качелях, хороводами и плясками…» Нечего сказать: потеха, достойная алеуток! Этому времени как-то совестно вымолвить «вечная тебе память!», потому что приятно вспоминать старину чем-нибудь хорошим, а не грубыми удовольствиями, выражающими отсутствие цивилизации.

Лет тридцать пять тому назад у нас, в Туле, говорил народ: «Пойдём смотреть забаву»! Как вы думаете, что это такое разумели тогда под словом «забава»? Ни больше ни меньше как кулачный бой! Это, как хотите, была также одна из тёмных сторон нашего простонародья. Но нынче о кулачном бое (вернее, побоище) и не слышно. Вот как изменяются в короткое время нравы и, если угодно, обычаи людей от благотворного влияния истинного просвещения, за которое мы, русские, благодарны, мудрому нашему правительству.

В настоящее время одно из необходимейших развлечений в городе, особенно губернском, разумеется, летом и притом в ясную погоду – гульбища, на которых публика составляется из разных сословий граждан. Оно так и должно быть, ибо если бы на гульбища допускались одни только провинциальные аристократы, то, смеем вас уверить, гульбища были бы всегда пусты, хоть шаром покати. Нелегко набрать аристократов, которых предки записаны в шестую книгу «О дворянстве», там, где их чрезвычайно мало, потому что многие из них живут летом в своих поместьях, а некоторые постоянно в столицах. А так как нынче деньги составляют единственный результат всех наших отношений, всех личных и даже безличных достоинств, то, придерживаясь этого печального факта, удалять плебеев с гульбищ не следует.

Гульбища бывают, как известно, в парках или садах, ближайших рощах или на бульварах. К сожалению, первых двух у нас, в Туле, нет, да и третьих никогда не существовало; остаётся один бульвар, обрамливающий наш древний кремль. Этот каменный старец несколько веков ведёт таинственную речь с современником своим – храмом Иоанна Предтечи, что с тремя пирамидальными верхами.

С того начать, что в нашем кремле испокон века живали тульские воеводы, а коломенские епископы имели для приезда своего архиерейский дом. В нашем кремле останавливался царь Иоанн Васильевич Грозный после Судьбищенской битвы в 1555 году. Здесь, по уверению Паерле, в 1605 году 3 июня принимали присягу государственные сановники и народ во время пребывания в Туле Лжедмитрия. Здесь Пётр-Самозванец и Болотников, достойный лучшей участи, жили в 1607 году несколько месяцев, замышляя, злодеи, овладеть всею Русью. Здесь был несчастнейший государь Василий Иоаннович Шуйский после «водного наводнения» и сдачи мятежниками города храбрым его войскам. В 1696 году Пётр Великий проездом из Петербурга в Воронеж останавливался в доме тульского воеводы Лаговчина, был очень весел, гласит изустное предание, изволил шутить с маленькими детьми его, которые, называя Петра Великого царём, между тем будто бы играли, малоосмысленные, длинными волосами самодержавного, которые государь зачёсывал назад. Предание правдоподобное потому, что Пётр Великий был, как известно, чрезвычайно милостив, человеколюбив, великодушен и очень любил детей. Облитый водою в 1607 году наш кремль в настоящее время окаймлён, повторяем, широкою полосою зелени и цветами за верную службу его, когда свирепые полчища татар под предводительством хана Давлет-Гирея громили Тулу (в 1552 г.). Кремль выдержал эту разрушительную осаду, и город был спасён от диких орд Крыма. Одним словом, Тульская крепость – сюжет для кисти живописца и целая поэма для пера первоклассного таланта…

«Время мечет морщины, как Паре мечет стрелы – убегая», – сказал кто-то, не помним. Только никаких язв, нанесённых временем, нет на нашем старце – кремле, существующем с 1520 года. Он как будто вчера сооружён. Правда, пожар несколько изменил его наружный вид, разрушив верхи башен: надобно озаботиться об этих вещах почтенному тульскому градскому обществу; надобно, говорим, вывести верхи на башнях, из которых одна над проезжими воротами не может служить образцом для других; следует выкрасить их понаряднее, «как пристойно.» Тогда старец наш кремль помолодеет сотнею годов.

Булевар, или правильнее: бульвар (boulevard, boulevart) собственно, значит земляной вал. Так в старину называлась одна из фортификационных принадлежностей – бастионы. Татищев во французском лексиконе своём доказывает эту истину следующею фразой тогдашнего покроя: «L`Isle de Malthe est le boulevard de la Sicile,» т. е. «остров Мальта есть ограда, оборона Сицилии». Каким образом случилось, что земляной вал превратился в гульбище, расположенное не на возвышенном пространстве, а на плоскости, в уровень улиц или площади, к нему примыкающим, – всё это уясняет Энциклопедический Лексикон, изд. г. Плюшаром, где любопытные могут, если им будет угодно, навести надлежащие справки.

Тульский кремлёвский бульвар существует не более восемнадцати лет, исключая ветвистых тополей и плакучей акации, укрывающей гуляющих от жгучих лучей солнца, а вечером в этих разбросанных клумбах акаций, освещённых столовыми лампадами, пьют чай, курят папиросы, сигары и ужинают. Бульвар наш подобно юноше, обещает скоро быть красавцем, потому что с каждым летом он более и более разветвляется, хорошеет. Надеемся, что на этого красавца невольно будут засматриваться наши красавицы.

Расскажем его историю.

Да ведает новое поколение, что до пожара около крепости нашей тянулись ряды деревянных лавок, которые пламя совершенно уничтожило. Начиная от Упы до Пятницких проезжих ворот, тут были мясные ряды; от Пятницких ворот до Спасской угольной круглой башни, (что насупротив Воздвижения) – свечные ряды; от Спасской башни до нынешних Казанских ворот – ножевой ряд. Эта линия лавок с металлическими тульскими изделиями несколько переходила к угловой Никитской башне, что против женского Успенского монастыря, где был Обжорный ряд. Наконец, от Никитской до Тайницкой угловой башни, которую видите на рисунке, – это пространство, теперь лежащее под бульваром, тогда было пространством, лежащим под непроходимою грязью, наполнявшею воздух зловонием, короче: здесь была конная.

После первого пожара, случившегося в 1834 году 29 июня, начальство при возобновлении города приняло свои меры улучшить его относительно размещения строений в приличных местах. Тогда был тульским военным губернатором генерал-майор Елпидифор Антиохович Зуров (ныне сенатор). Мысль окаймить крепость бульваром – эта мысль принадлежит ему, и он вполне осуществил её, живши ещё в Туле.

Князь Андрей Михайлович Голицын как страстный любитель парков и садов в английском вкусе много сделал хорошего в кремлёвском бульваре; в числе хорошего он приказал устроить несколько парников и оранжерею, из которой теперь получаются те роскошные георгины и множество других цветов, на которые любуемся мы, туляне, прогуливаясь среди этой разнообразной и благоухающей растительности. Каждый день, бывало, в три часа пополудни непременно вы встретили бы князя Андрея Михайловича на бульваре. Он непременно посмотрит, бывало, как посадили поутру какое-нибудь деревцо или какой-нибудь цветок, взлелеянный его заботливостию. После продолжительных трудов прогулка – лекарство.

Докладывая одну правду благосклонному читателю, мы должны, к сожалению, упомянуть здесь и о том, что кремлёвский наш бульвар имел свой печальный период, когда оставили его на произвол судьбы. Мы разумеем то время, когда он оставлен был не публикою, постоянно собиравшеюся в известные дни, а теми, кто мог улучшить его в отношении экономической распорядительности, необходимой чистоты и, если угодно, строгого за ним присмотра… Растения, увянувшие навсегда, которые исчезли из него, «стушевались», как говорит Д., – эти посохнувшие растения, говорим, доказывали, что те, которые могли бы озаботиться о подсадке других, совершенно забыли о существовании нашего бульвара. Оранжереи и парники находились тогда не в завидном положении потому, что за неимением цветочных луковиц сняли между газонами, протянутыми по шнуру, разноцветную растительность, собирая семена на полях и в лесах наших. Вышла пресмешная история! На полевые цветы налетели полевые насекомые – пчёлы, которые, оглашая воздух страшным своим жужжанием, высасывали из цветов обильную дань меда. Согласитесь, что всё это интересно для пчеловодов, но отнюдь не для посетителей бульвара, которым столь близкое соседство с насекомыми, вооружёнными опасным жалом, не могло принести ничего приятного, весёлого, утешительного.

В настоящее время его превосходительство начальник Тульской губернии Пётр Михайлович Дараган обратил просвещённое своё внимание на гульбище наше. И что же? Все приняло иной вид! Вот что значит одно ласковое слово, один одобрительный взгляд всеми любимого начальника!.. Но так как мы, туляне, легко можем увлекаться к излишней похвале нашему гульбищу, вследствие чего мы решились молчать, безмолвствовать, предоставляя произнести приговор господам проезжающим, которые нередко в летнее время прогуливаются по нашему бульвару в ожидании перемены почтовых лошадей. Наблюдательные люди не раз замечали, что проезжающие прогуливаются не без наслаждения и оставляют бульвар не без сожаления. Пусть они скажут, соответствует ли наше «широкое раздолье» своему назначению?

После всего высказанного нами, читатель, вы угадаете, кому туляне обязаны благодарностию за то прекрасное состояние нашего кремлёвского бульвара, в котором он находится в настоящее время.

Обращаем внимание читателя на рисунок Г. Шеле.

На первом плане изображено: Тайницкая угловая башня нашей крепости и воксал. Начнём с последнего. Воксал занимает местность на крайних оконечностях двух линий бульвара, омываемых Упою. Он построен был в 1837 году к приезду в Тулу его императорского высочества государя цесаревича, ныне благополучно царствующего ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА. С каменной террасы, обращенной к реке, его императорское высочество изволил смотреть на блестящую иллюминацию и большой фейерверк, сожжённый на Упе; между тем как два оркестра военной музыки, размещённые друг от друга на значительное расстояние, играли создания Россини, Доницетти, Беллини и других композиторов. Это было 8 июля означенного года. Вечер был чудесный. День незабвенный для тулян! Восхитительное зрелище! Публика съехалась со всей губернии. Длинным потоком нахлынула она на гульбище и разлилась по всем свободным местам. Даже противоположный берег реки и мост обнизаны были, так сказать, несметным числом любопытных, жаждавших созерцать наследника престола, на котором сосредоточивалось общее, благоговейное внимание. В свите его был тогда поэт наш В. А. Жуковский, который рядом сидел с его императорским высочеством и генерал-адъютантом Кавелиным.

В этой довольно обширной галерее (так иные называют воксал) в летние праздничные дни даются спектакли проезжающими актёрами, которые, впрочем, называют себя артистами; после спектакля открывается бал и публика, заплатив за вход одну из мелких серебряных монет, танцует под приятные звуки оркестра г. Сокольникова нередко за полночь. Охотникам до живописного советуем в лунную и безоблачную ночь взглянуть с террасы воксала на необозримый резервуар воды. Думаем, что охотники до живописного скажут нам за это русское спасибо. Но когда им наскучит глядеть на луну, отражающую круглый лик свой в светлых струях водохранилища, к услугам их две, три лодки, которые всегда стоят у причала, близ террасы. Назад тому несколько лет в этой галерее помещался так называемый клуб, в который собирались члены и гости три раза в неделю играть по маленькой, в коммерческую; но теперь его перевели в более удобный дом.

На той же площади бульвара близ воксала (см. вид) возвышается древняя башня кремля, о которой мы уже говорили. Она названа в Тульской писцовой книге «Ивановскою Тайницкою башнею» потому, что сооружена насупротив храма, доныне существующего, во имя Святого Иоанна Предтечи.

Что же касается до слова «Тайницкая», то, по известию царственной книги (стр. 138), тайниками назывались в старину сделанные под башнями глубокие подвалы, или погреба с каменными сводами, без лестниц, куда спускались во время осады города посредством «ужища», то есть веревки. Из этих тайников выход был всегда к реке, следовательно, они делались всегда выше горизонта воды. Вероятно, и в нашей Тайницкой башне этот выход некогда существовал, но люди или, скорее, время засыпало его землёю. Эта угловая башня имеет более шести сажень вышины.

Из-за кремлёвской стены с амбразурами видна на рисунке великолепная соборная колокольня. В Тульской Писцовой книге читаем: «А городовая стена во всех местах в вышину по кровлю пять сажень с двумя аршинами; в толщину городовая стена одна сажень с 11 вершками». Стена, которая идёт от Тайницкой башни, оканчивается у глухой башни, построенной «на погребу», как сказано в Писцовой книге. Следующая потом городовая стена примыкает к башне Водяных ворот. Она так названа потому, что в них ходили «со кресты и со образы» 1-го августа и 1 января совершать обряд водоосвящения на Упе, что и ныне бывает каждый год в упомянутые дни. По тому же направлению тянется кремлёвская стена и примыкает к круглой угловой башне, против которой недавно воздвигнута церковь Казанской Божией Матери. На рисунке она тщательно отделана вместе с колокольнею с соблюдением всех архитектурных мелочей. Далее виднеется целый ряд богослужебных зданий: Покровская, она же и Пятницкая, церковь, Нового Никития, Никольская, именуемая тулянами Николою Богатым, на правой стороне Упы, в бывшей Кузнецкой слободе.

Вся правая сторона «Вида», противуположная крепости, лежащая вдоль реки, занята каменными зданиями огромных размеров, принадлежащими Тульскому оружейному заводу, которому имеется отдельный вид в этих рисунках. Наконец, читатель текста, может быть, согласится с нашим мнением, что снятый с натуры так называемый кривой мост (хотя правду сказать, этот мост прям, как натянутая струна) и прибавить следует, снятая с натуры вода – мастерское произведение карандаша талантливого художника.

Заключим наш беглый очерк желанием как можно больше видеть собрание публики на нашем кремлёвском бульваре. Но так как в настоящее время давно наступила осень, хотя она и не смотрит ещё октябрём, то мы, раскланиваясь с бульваром, надеемся будущею весною встретить здесь большие группы дам, одетых по последней парижской картинке мод. Прекрасный пол, как и прекрасные цветы, самое благороднейшее, самое лучшее украшение гульбищ. Мухаммед в преданиях часто говорит, что «Бог создал два предмета для блаженства людей: цветы и женщин». Если верить барону Брамбеусу (у всякаго барона своя фантазия), то старых женщин нет в природе, как нет старых цветов, ни старых радуг, что женщина не что иное, как воображение в вырезанном платье».

Адаптация текста к современной орфографии - М.В. Майоров

Читать еще

Подписка на новости

Форма входа