Тула ушедшего века

Подписка на новости

Памятные места

Из истории Хлебной площади

Около 1900 года. Балаганы на Хлебной площадиБольшей частью торговля хлебом производилась в губернских и уездных городах России на специальных рынках. В народе эти рынки называли хлебными площадями.  Это название вскоре превратилось в официальное наименование таких мест. В Тульской губернии имелись подобные примеры. Так Н.В.Успенский в одном из своих рассказов 1858 года упоминает такую площадь в городе В., возможно городе Веневе. Он писал: «Вот, мать моя, приехатчи в город, сей час остановились на хлебной площади. А народу там, знаете, в базарный день бесчисленное множество…додору нет. Вы, чай, бывали там?..

Около 1900 года. Вид с Всехсвятской колокольни на ул. Роговую (с 1907 - ул. Пирогова). На фото видна Хлебная площадь и пруд на ней (перед часовней)- Как же, бывала.

-Хлебушек продавали-с?

- И хлебушек продавала, и по разным оказиям всяческим…»

Самая известная в Тульской губернии Хлебная площадь находилась в Туле. Теперешняя Хлебная площадь укладывается в те же границы, что и прежняя. Но тогда она была мощена лиловым и серым булыжником.

1965 год. Улица Пирогова и Центральный рынок на Хлебной площади. Фото Владимира ПолюбинаГородские власти установили строго определенные для торговли дни: воскресенье, понедельник и четверг. «В ярмарочные, базарные дни она превращалась в огромную бойкую толкучку. Тогда открывались лавки с низкими, но широкими дверями, над которыми ещё оставались надписи чёрными буквами по вылинявшему цветному фону вроде „Шорно-москательная и скобяная торговля А. А. Куроедова“ или „Москательный и аптекарский магазин“, „Продажа муки и сушёных овощей“. Бывало, для любопытства заглянешь вглубь лавки и увидишь: сидит важно за кассой сам хозяин. Когда долго нет покупателей, он выходит из полумрака на свет 1970-е годы. Хлебная площадь. Фото Александра Наумовабожий и садится перед своим заведением на скамейку, покуривает», - писал М.Н.Тылкин.            

Почти все пространство Хлебной площади заполняли лавки, рундуки и торговые столы. Городские власти неоднократно обращали внимание на опасность такого расположения торговых мест. В Туле были многочисленные примеры того, когда тесная городская застройка приводила к частым пожарам. Даже незначительное возгорание на хлебном рынке могло привести    к большому пожару.

В ХIХ веке существовало несколько вариантов организации пожарной безопасности. Самым эффективным и дорогим считалось устройство артезианских колодцев, в которых содержалось бы достаточное количество воды для тушения пожара.       

В то время наиболее распространенным и дешевым вариантом противопожарного объекта был водоем.  Поскольку средств в городском бюджете было мало, местные власти в начале 1870-х годов распорядились вырыть пруд до 4 аршин глубиной. Располагался этот пруд в южной части Хлебной площади.

Однако вскоре пруд превратился в большую зловонную лужу. Потоки воды от осенних дождей и растаявшего снега стекали по крутому склону Бабаевской (Пирогова) улицы и приносили «…обыкновенную землю с большим количеством песка, щебня, шоссейной извести и т.п. остатков, смываемых с городских улиц различных отбросов с дворов, мочалки, куски тряпок, кости животных».      

Учитывая его противопожарную значимость, городские власти предполагали произвести очистку пруда. Но тульские врачи неоднократно поднимали вопрос о ликвидации пруда на Хлебной площади, как источника различных болезней. Так 2 февраля 1891 года на заседании Санитарной комиссии врач В.И.Смидович заявил, что считает «…очистку пруда на Хлебной площади делом бесполезным и дорогим т.к. при наполнении его не ключевой водой, а сточными гнилыми водами со всеми увлекаемыми ими со дворов нечистотами» в опасный объект инфекции. Он предложил тысячу рублей употребить на засыпку его и «вырытие артезианского колодца». Предложение вызвало довольно оживленные споры, в результате большая часть лиц членов комиссии отклонила предложение Смидовича. 

Вопрос о ликвидации пруда решился неожиданным образом. «Тульские Губернские ведомости» сообщали, что в декабре 1891 года «началась очистка пруда путем выколотки и вывоза льда из пруда». Предполагалось лед из пруда удалять по мере замерзания воды и таким образом удалось бы постепенно дойти до илистого дна. Выяснилось, что «очистка не была согласована с Городской думой, а была произведена по совету одного из гласных, который подобным образом произвел очистку пруда в своем имении».

Землю и ил из пруда планировалось использовать для выравнивания Хлебной площади. Тульские врачи провели анализ воды и земли и пришли к следующему выводу «…всю вынутую из пруда землю должно признать вредной в санитарном отношении с большей или меньшой примесью песка, который во избежание еще большего загрязнения городской почвы и возможным развитием весной какой-либо болезни ни коем образом не может быть употреблена на подстилку при мощении площади и должна быть удалена из города».        

Городские чиновники прислушались к мнению тульских врачей и вынести решение землю из водоема вывозить на берег речки Хомутовки. Хлебную площадь замостили камнем. Но это лишь частично улучшило состояние главного торгового места Тулы. Много неприятностей и хлопот доставляли базару летние дожди, особенно ливневые. Ведь базар располагается в низине — и тогда по всем сточным канавам улиц, нацеленных на него с юга, с самого возвышенного места города — Беляевской (ныне Будённого), Волковой (ныне Глеба Успенского) и особенно Бабаевской (ныне Пирогова) улиц устремлялись на базар бурные потоки грязной воды со всяким сором и камнями. Базарная площадь превращалась тогда в сплошную лужу жидкой грязи и рыночных отбросов. При советской власти площадь покрыли асфальтом, соорудили сливные колодцы, но вода продолжала скапливаться на отдельных участках. Проблему так и не удалось решить.

Шариков Владимир Евгеньевич

Читать еще

Подписка на новости

Форма входа