Тула ушедшего века

Подписка на новости

Что бывало

"Детский мир". Часть 2

Поиски в районе Феодосиевского храма.

1990 год. Феодосиевский храм.Буквально в паре шагов от дома и школы находился закрытый Феодосиевский храм, в котором расположился склад. Для  нас это было особым местом – местом, в котором можно было в прямом смысле  дотронуться до истории. С восточной и южной его сторон находилась территория – метров 10-20, ничем не застроенная и мало кем посещаемая. Видимо, в таком статусе она существовала не один десяток лет, возможно даже сразу после лихих лет революции 1917 года. И именно этот факт позволял детворе при определенном упорстве и желании находить там удивительные вещи из прошлого.

На моем личном счету было несколько царских медяков достоинством 3 и 5 копеек, ржавый затвор от винтовки (очевидно трехлинейки), и передняя часть кирасы (!), которая по причине пионерской сознательности была отнесена в краеведческий музей, где дальнейшая ее судьба для меня обрывается.

Ну и уж если такие сокровища мы находили вокруг храма, то, что могло быть внутри! – думали мы. Подобные умозаключения толкали нас на неоднократные попытки пробраться внутрь. И надо сказать, почти в этом преуспели, т.к. научившись просачиваться через старинные металлические кованые решетки, стоявшие на огромных храмовых окнах, дальнейшие препятствия в виде деревянных рам, стекла в которых частично отсутствовали, уже не представляли особой сложности.

Однако, удивительная вещь – то ли темнота, таящаяся в огромных каменных сводах, то ли мысль о внезапно возникающем стороже, то ли какая-то иная неведомая причина - так и не пускали нас дальше кирпичных стен и оконных проемов, в которые мы засовывали свои любопытные головы, пытаясь разглядеть что-либо в темноте и ощущая только особый запах, запах того времени, как будто бы законсервированный и сохраненный для нас.

Там же, между храмом и ближайшей к нему пятиэтажкой в восточном направлении, находился технический колодец аж с четырьмя люками (кстати, есть и сейчас). Видимо он относился к ведению тепловых сетей, т.к. и летом и зимой в нем было полно теплого пара и вся эта подземная бункерная конструкция  напоминала баню. Мы не редко залезали в него, в том числе и во время прогуливания уроков, т.к. попадаться на глаза взрослым в учебное время было нежелательно. В те времена любой взрослый мог поинтересоваться – почему мы не на уроках, не говоря уж о том, что могли увидеть соседи или даже родители!

Игры детворы

1975 год. На улице КалининаНа значительном протяжении, вдоль трамвайной линии по улице Плеханова росли низкие, коренастые, с широко раскинутыми кронами деревья. Для нас, дворовых ребят  они выполняли функции неких «штабов» или мест, где можно было собираться и проводить различные мероприятия - обсуждения. Прикрепленные  наверху в густой листве кроны несколько досок идеально подходили для комфортного времяпровождения, будучи абсолютно незамеченными. Особенно важным это свойство было в период войн с соседними дворами, тем паче, что трамвайная линия была своеобразной границей.

В «мирное» же время досуг мальчишек был занят массой увлекательных дел. Например, мало кто помнит сейчас о такой игре, как «банки». Сама игра напоминала смесь лапты и городков. Ее смысл сводился к метким броскам по поставленным друг на друга трем железным банкам (которые надо было еще найти) и благополучного возвращения в безопасное поле вместе с бросальной палкой, минуя водящего, который должен был дотронуться до тебя. 

1986 год. Горки в сквере 22 школы на ул. КироваДети более младшего возраста играли в традиционные прятки и «войнушку». Весной же и летом, когда асфальт был сухой, на нем появлялись многочисленные разрисованные квадратики для «биточек» или «классиков» - прыжках на одной ноге с одновременным перемещением ею на другой квадратик некоего груза, чаще всего которым выступала  круглая железная банка из под обувного крема или вазелина, заполненных  землей. 

Строительные панели, из которых были построены пятиэтажки, на своей внешней стороне были инкрустированы, если можно так выразиться, по всей своей поверхности многочисленными керамическими квадратиками различных цветов и оттенков, что делало расцветку домов более живой, а не безликой и серой. Размером порядка 2х2 см эти квадратики, получившие название «плиточки» стали объектом  безжалостной охоты со стороны детворы, которая использовала их для одноименной игры, смысл которой сводился к умению сочетать глазомер, твердость руки и хорошую растяжку пальцев для выигрыша путем касания пальцами ладони своей «плиточки» и противника.   Используя различные вспомогательные средства – гвозди, отвертки, куски железа, «плиточки» выковыривались из панелей дома, оставляя  порою целые площади серых пустот на стене. Эти цветные квадратики были своеобразной детской «валютой», имеющую свою ценность и наименования. И разноцветный, прозрачный «Карлсон» всегда котировался выше шершавого «Поносика» соответствующего цвета.

Частенько можно было увидеть двух и более мальчишек, стоящих рядом, балансирующих на одной ноге и пытающихся при этом удачно метнуть перочинный нож в землю. «Ножички» - еще одна игра из того времени. На земле чертился большой круг, делился поровну на количество играющих, каждый из которых затем должен был «отчекрыживать» куски территории соперника в соответствии с направлением лезвия вонзившегося ножа. При неудачном броске ход переходил другому. В качестве основного предмета игры мог выступать настоящий перочинный нож, который, кстати, можно было купить за 70 копеек в хозяйственном магазине напротив «Океана», старый напильник или даже обычный большой гвоздь.

Условия проживания

1980-е. Стандартная квартира той порыВ силу того, что большая часть чулковских детей проживала в новых многоэтажках, ребята имели свои отдельные комнаты, в которых, как правило, находились кровать, одежный шкаф, книжные полки, письменный стол с выдвижными ящиками. Обязательная  настольная лампа с левой стороны  и, как правило, оргстекло, полностью покрывающее его поверхность и под которым как правило, теснились  фотографии  зарубежных автомобилей и музыкантов, знаменитых спортсменов, просто ярлыки от фирменных вещей да и масса прочих  полиграфических объектов, отражающих пристрастия и увлечения его хозяина.

На книжных полках и в книжных шкафах часто встречались книги издательств «Детская литература», «Библиотека научной фантастики», у более продвинутых поклонников научно-фантастического чтения – книги в мягкой обложке  из серии «Искатель», реже – «ЖЗЛ», «Классики и современники».

Художественное оформление стен могло состоять из полиграфических репродукций русских классических художников, чеканки, олимпийских мишек, и почему-то довольно часто – фотографии Есенина, видимо по причине фотогеничности. Ну и конечно ковры на стене.  С сюжетом (например «Три медведя»), либо просто с узором в красноватых тонах. В любом случае ковер на стене и полу был своего рода определенным статусным показателем владельцев квартиры.

Стены комнаты, в зависимости от увлечения хозяина, могли украшать спортивные грамоты, сразу же дающие понять – кто в комнате живет, календари из разворотов «Работницы» или «Огонька», либо фотографии каких то монстров, идентификация размытости изображения которых, так и осталась бы невозможной, если бы не более различимые пояснительные надписи  под ними  - «KISS», «ТНЕ BEATLES».

Также часто именно в детской комнате можно было увидеть огромные радиоприемники «VEF» или «Урал», на четырех ножках, с проигрывателем пластинок в их верхней части. В дальнейшем уступивших свои места катушечным магнитофонам «Вега» и «Снежеть», а те в свою очередь кассетным «Романтикам» и (!)  уже «Панасоникам». Наступили 80-е годы…

Детская литература

Знакомство с периодической печатью начиналось, наверное, с детского сада. Журналы «Мурзилка» и «Веселые картинки» были обязательными при семейном заполнении бланков подписки в конце каждого года. На смену им по мере взросления приходили общеполитические «Пионерская» а затем «Комсомольская» правды. Что же касается изданий «свободного» профиля, то это могли быть журналы «Пионер», «Вокруг света», «Техника молодежи», «Юный техник», и совсем уж узкопрофильные  «Радио» или например «Химия и жизнь», для окончательно определившихся в своих внеклассных увлечениях. Стоимость их, как правило, не превышала 50-80 копеек за номер журнала и 1-2 копейки за газету. Приобрести печатные издания можно было в многочисленных киосках «Союзпечать», один из которых находился на трамвайной остановке «ул. Калинина», по нечетной стороне напротив Феодосиевского храма. Кстати там-же продавались ручки, стержни, значки  и даже  грампластинки.

И если мы упомянули прессу, хотелось бы сказать  пару слов о школьной журналистике.

1980 год. Школьная стенгазетаНе знаю как сейчас, а в «наше время» стенгазета была обязательным атрибутом каждого школьного коллектива, отражающим его жизнь. Обычный рулон ватмана после пары часов работы превращался в настоящее иллюстрированное периодическое издание. Техническая сторона создания газеты состояла в использовании фотографий, вырезок из журналов и газет, цветных карандашей или чехословацких фломастеров у наиболее обеспеченных «редакторов», реже – краски, гуашь или акварель. Творческая часть обычно начиналась с придумывания названия. Стандартные «Звездочки» сменялись на «Вперед!» или «Будь готов!» и, в общей массе, конечно, превалировали, хотя можно было встретить и профессиональные названия, близкие к журналистике – «Еженедельный вестник», «Прожектор» и другие.

1982 год. Так одевались школьники восьмидесятыхОднако в общей массе содержание стенгазет отличалось относительным однообразием, в зависимости от их периодичности. Если газета издавалась раз в месяц, то в ней большее внимание уделялось освещению «глобальных» событий – выполнение определенных обязательств по случаю некоего юбилея или события в рамках Страны, отражение средней успеваемости класса, принятие новых планов и обязательств на очередной период. Если же периодичность была близка к еженедельной, то тут уж происходила детализация дел и персонажей. Обязательные фамилия отличников и хорошистов, выделенные красным цветом, унылые синие или зеленые оттенки имен  троечников и наконец, строгие  черные  цвета личностей, неудовлетворительно постигающих программу обучения,  были обязательным атрибутом доброй четверти полосы еженедельного печатного органа. Не чужда была и экономическо-соревновательная  тематика – сборы макулатуры в килограммах каждым пионерским звеном класса, и вес морковки - капусты на работах в колхозе в старших классах четко фиксировались и доводились до читателей в виде таблиц и графиков, похожих скорее на пьедесталы почета. Не редкостью были и очерки о  социально-значимых мероприятиях - например, рассказ  о проведении утренника в подшефном детском саду, или заметка о том, как Коля Иванов или Вася Петров помогали старушке нести сумки из магазина.  И как положено в настоящем печатном издании – завершали информационную часть новости спорта и культура. Результаты школьных соревнований по футболу, отчет о посещении театра юного зрителя, ну и уж совсем «личные» объявления о днях рождения или «Кто хочет записаться в кружок  шахмат – подойти к командиру 2 звена…».

Как и положено, руководил всем этим процессом редактор стенгазеты – должность, обязывающая иметь творческую жилку, способность организовывать и привлекать к работе одноклассников, наконец, чтобы и самому нравилось. На нее обычно назначали по желанию, у кого «душа лежала».

Конечно же, основным стержнем, вокруг которого строилась наша повседневная жизнь – была школа. И именно этой теме хотелось бы посвятить следующий отдельный очерк – о нашей 25 школе, ее жизни в «то время».

                                                            Руслан Исаев.

                                                            Фото И. Щербакова, В. Белтова, А. Малинина и из архива автора

Первую часть статьи "Детский мир" пожно прочитать здесь

Читать еще

Подписка на новости

Форма входа