Тула ушедшего века

Подписка на новости

Что бывало

Исчезнувшее искусство

Скульптура «Двое». ФрагментДвое

Я искала их ранним утром, путаясь в сложном лабиринте парковых тропинок, и, как часто бывает, увидела неожиданно. Они шли, тесно прижавшись друг к другу, и Она доверчиво отдала Ему свою руку, улыбаясь едва заметно, грустно и светло, а в другой руке держала цветы. С лицом торжественным и печальным, даже скорбным, Он оберегал её доверчивость и ласку. Они выходили в мир из солнечного света и девственного леса. И птица пела им о любви.

Авторы скульптурной группы «Двое», появившейся в Центральном парке культуры и отдыха в августе прошлого года, уже были известны мне и сотням тысяч туляков другой своей работой – группой «Нептун». Поставлена она прошлым летом на одной из самых оживлённых дорожек парка – той, что ведёт к танцевальной площадке. Не заметить её невозможно – она сразу привлекает внимание оригинальностью замысла, совершенством композиции и исполнения. На крошечном пятачке – подводное царство: владыка морских глубин Нептун, русалки, морской Скульптура «Двое»конёк, который заодно служит и лавочкой.

Дополняют впечатление очень уместная здесь якорная цепь, валуны, небольшой бассейн, куда летом, к огорчению авторов, так и не налили воды. Есть в этом сказочном царстве и другие персонажи: легендарная сладкоголосая птица Сирин, спокойный мудрый лев, которые узнаются как добрые знакомые.

Глядя на них, вспоминаешь росписи на русских прялках, старинные пряничные доски, лубок – словом, наше прекрасное самобытное народное Скульптура «Нептун и русалки»искусство. И над всем владычествует Солнце – символ жизни на земле. Оно блестит на высоком столбе, и невольно обращаешься мыслью к языческим жертвенникам,
к Перуну…

Я сижу с авторами этих работ – Валерием Власовым и Владимиром Черновым – и думаю, что ещё до нашего знакомства могла бы сказать: это щедрые и добрые люди, они, как и их «Двое», отдают частицу себя, своей души с Скульптура «птица Феникс». 1976 годлюбовью и доверием.

Потом они скажут: «Почему мы начали работать в парке? Зачем? Знаете, ведь не каждый пойдёт в картинную галерею. А в парк идут тысячи и тысячи, очень много молодёжи. И им тоже нужно искусство, даже больше, чем тем, кто ходит в художественный музей». И добавят ещё: «Мы хотели сделать для современников доброе воспоминание о старине, о древних традициях».

Как же всё начиналось?

– Я узнал о том, что в парке хотят поставить декоративную скульптуру, случайно, – рассказывает Валерий Власов. – Заинтересовался, загорелся идеей. Зашёл к директору, поговорили. И стал я… столяром. Написал Володе, с которым в 1972 году кончал Абрамцевское художественно-промышленное училище, письмо в армию: «Приезжай, есть интересное дело». Начал думать, как подступиться к работе. Путей было несколько. Один –
найти более или менее оригинальной формы засохшее дерево и потом «поправить» природу, приблизить её к зрителю: можно перевернуть ствол Лавочка «Морской конек»корнями вверх, там сучок подпилить, там веточку приставить… И вот появляется олень, жираф или ещё какой-нибудь зверь. Представить себе это нетрудно по популярным ныне выставкам. У нас же, учитывая масштабы парка, должна была получиться этакая макси-«природа и фантазия». Попробовали. Эти пробы и теперь можно увидеть у детской площадки, например.

– Когда одного такого оленя-жирафа устанавливали, я приехал, – вступает в разговор Володя. – Стал помогать, а сам думаю: «Что-то не то получается. Хорош друг: звал интересным делом заниматься, а тут что ж интересного? Скульптура на тему пушкинских сказокСплошные «жирафы», ужас!» Однако решил не отступать. Оформили меня… слесарем-сантехником, и мы с Валерой опять в поиск: как работать дальше, не «жирафов» же плодить!

Был другой путь. Не «поправлять» природу, а со всей мерой отпущенного им умения и таланта создавать свои оригинальные произведения, в то же время максимально приблизив их к природе, которая, как считают ребята, делает человека человеком. Парк диктовал выбор материала – дерево, разве что с вкраплением металла. Материал, какой они могли доставать, диктовал технологию. И уж подчас технология диктовала содержание и форму. Так появился «Нептун».

– Но первым нашим замыслом он не был, – как-то сразу, в один голос, начинают ребята. – Наш первый проект пока не осуществлён, его, как говорится, «на корню зарубили». Связан он был с деревом довольно известным – «Пушкинским дубом», который рос у нас в парке и погиб. Древесина у него никуда не годится, ствол внутри прогнил, да к тому же в середине там большая цементная пломба. Работать с этим деревом нельзя. Скульптура «Лесовичок» и лавка «Русалочка». Осень 1984 года. Фото Владимира БелтоваАдминистрация решила всё-таки этот дуб сохранить. Предложили нам, не мудрствуя лукаво, поработать с силуэтом дерева да на ветках рассадить пушкинские персонажи. Сделать этакий памятник памятнику, каким считается дуб. Мы предложили свой проект, в котором хотели увековечить не дерево, а самого Пушкина. Скульптуру на словах так же трудно объяснять, как поверить алгеброй гармонию, но всё-таки вкратце идея сводилась к тому, чтобы показать и преемственность поколений в образах старца и мальчика, и вечность пушкинской, вернее, вообще поэзии, замкнув пространство в сложной формы кольцо с изображением Пегаса. А у ног старца в бетонной глыбе видится нам один-единственный цветок – ярко-алая астра. Проект отклонили. Стали мы тогда работать над «Нептуном». Мастерской своей у нас не было, дали уголок в оформительской (мы к тому времени уже в художниках-оформителях числились). Смотрели на нас, как Скульптура «Кентавр». Осень 1984 года. Фото Владимира Белтована чудаков, поговаривали, что всё это зря, что больше десяти дней «Нептун» не простоит, одни щепочки останутся. Вдохновляло это мало, конечно. Но всё-таки сделали. «Нептун» стоит второй год. Неподалёку раскинула щупальца карусель, голубеет стандартная продуктовая палатка. Соседство, скажем прямо, не совсем удачное. Но отныне он не один – рядом «Двое».

– Теперь, когда их установили, – улыбается Володя, – очень хочется многое изменить. Смотрим и думаем: здесь переделать бы и здесь… Не всё, конечно, получилось, как хотели. Думали сделать птицу-Солнце, стали оковывать дерево металлом, а он возьми и потемней! Приходилось работать с паяльной лампой, вот металл блеск и потерял. Получилась просто птица, пришлось покрыть её эпоксидной смолой, чтобы было похоже на патину.

Около 1975 года. Владимир Чернов и Валерий Власов обсуждают эскизы скульптур. Фото из коллекции Н. Астахова– Ну а в целом-то как, считаете, получилось? Понимают вас люди?

– Пожалуй, понимают…

Свидетельство такого понимания – забавный случай. Однажды женщина, гулявшая в парке, не ведая, кто перед ней, объясняла Володе сложный и одновременно простой язык символов их скульптуры «Двое». Она почти не ошиблась в своём толковании замысла. Почти, потому что Лев показался ей злым, что Володю огорчило.

– Мы ему даже зубы специально не сделали, – скажет он, – нет, Лев не злой, он как олицетворение мудрой старости, которую нужно уважать и любить.

А я вспоминаю, что издревле льву на
Руси приписывали си-
лу, мужество, благородство – те черты, которые человек ценит превыше всего. И подумала, что образ этот дважды повторился в работах художников не случайно.

– Ну, а что же теперь?

– Нам дали мастерскую. Работы много: хотим сделать аллею из лавочек-символов, которая объединила бы обе скульптурные группы воедино. И делом своей чести считаем сделать всё-таки пушкинский уголок в парке. О чём мечтаем? Нам объявили, что отныне мы будем работать только по эскизам, утверждённым Художественным советом. Нельзя сказать, что Художественный фонд в эскизах заинтересован, мы ведь у них не числимся. По-этому мечтаем сейчас о доверии.

Думается, своими работами право на некоторую самостоятельность и доверие они заслужили.

– Значит, счастье – это когда тебя понимают?

– Именно так, – вздыхают ребята.

Пусть они будут счастливы.

Клара Леоновна Печерская, 1977 год

Читать еще

Подписка на новости

Форма входа